ХРАМ

ИВЕРСКОЙ ИКОНЫ БОЖИЕЙ МАТЕРИ

В ОЧАКОВО-МАТВЕЕВСКОМ Г. МОСКВЫ

ПОДВОРЬЕ ПАТРИАРХА МОСКОВСКОГО И ВСЕЯ РУСИ

Поиск

Адрес: Мичуринский проспект, 68
+7 (925) 445-40-03
Ефимов Олег Юрьевич «Иван Наумович и Иван Иванович Мичурины, участники Отечественной войны 1812 года. О подвиге и семейных реликвиях».
Опубликовано: 04.04.2014

Текст доклада в Обществе потомков участников Отечественной войны 1812 года.

Моя фамилия Ефимов, зовут – Олег Юрьевич и я потомок по материнской линии рода Мичуриных – рязанских дворян.

Тема моего доклада - «Иван Наумович и Иван Иванович Мичурины, участники Отечественной войны 1812 года. О подвиге и  семейных реликвиях», - но хочу по причинам, о которых я сообщу позже, рассказать также и о роде Мичуриных в целом.

Конечно, самый известный из рода Мичуриных - это Иван Владимирович Мичурин, - известный селекционер, его имя до сих пор «на слуху», его именем названы города, Мичуринский проспект в Москве, и так далее.

Что касается моих родственных связей с Иваном Владимировичем, то мой дед является его внучатым племянником, и та самая тетка, в имении которой воспитывался юный селекционер, это моя прапрабабушка – Ольга Павловна Мичурина. Поэтому в нашей семье сохранилось достаточно много документов, касающихся рода Мичуриных и самого Ивана Владимировича, в частности, его подлинные метрики. В советское время мой дед внял настойчивым просьбам Рязанского архива и практически все документы передал в архив, где они и ныне, я надеюсь, хранятся. 

 

По рассказам моей бабушки, Татьяны Николаевны, урожденной Мордвиновой, Иван Владимирович Мичурин был уравновешенным человеком, не любившим «суету», публичность, что и способствовало его занятиям садоводством. Подтверждением описания характера Ивана Владимировича являются свидетельства моего деда и бабушки о том, что он любил возиться с часами, чинил их, восстанавливал музыкальные шкатулки и слыл известным часовщиком. 

А то, что Иван Владимирович волей «отца народов» был назначен вождем селекционеров, и позже стал героем многочисленных анекдотов на эту тему, не его вина. Время было такое.

Но Иван Владимирович Мичурин был «исключением из правил», большинство представителей рода Мичуриных были воинами, честно служили верой и правдой  своему Отечеству, и совершили на полях боев немало подвигов.   

Официальные источники утверждают, что основателем рода Мичуриных был Наум Мичурин, из дворян. О датах его рождения и смерти ничего не известно. Но, если Наум Мичурин был из дворян – имеется надежда обнаружить более ранние сведения о роде Мичуриных в соответствующих документах, просто этим еще никто не занимался.

Его сын Иван Наумович Мичурин родился в 1762 году и «в службу вступил», а точнее, был приписан к Белевскому пехотному полку в двенадцатилетнем возрасте простым солдатом; именно таким образом начинали службу в 18 веке большинство дворянских детей. Естественно, он начал расти по службе и к 1787 дослужился до подпоручика, но в отставку, как многие, подавать не стал. В том же 1787 году Иван Наумович Мичурин впервые принял участие в боевых действиях в Польше. В следующем 1788 году воевал в Молдавии. Далее в 1790 году он опять воевал в Молдавии, а в 1792 и в 1794 годах воевал в Польше «против польских мятежников». В 1795 году Иван Наумович начал свою службу в Ревельском пехотном полку.

Иван Наумович был неоднократно ранен, в том числе в Швейцарии в сражении под Цюрихом. Обращает на себя внимание, что о ранениях в документах информация есть, но о том, что Иван Наумович участвовал в Суворовских походах в Швейцарии, информация в официальных документах отсутствует.   

Иван Наумович Мичурин в чине майора с мундиром и полным пенсионом был отставлен с воинской службы «за ранами» в 1811 году. 

Но отдыхать ему долго не пришлось, в 1812 году он вступил в Новгородское народное ополчение, вскоре был приписан к Ревельскому полку, в котором служил до отставки, участвовал во многих сражениях против наполеоновских войск, участвовал в Бородинском сражении, в преследовании неприятеля, а в 1813 году - в блокаде Данцига и закончил свой европейский поход в Саксонии, будучи контуженным в бровь с повреждением черепа.

Иван Наумович Мичурин был, без сомнения, настоящим бесстрашным боевым офицером. К его подвигам мы еще вернемся.

Кстати, на Бородинском поле он воевал вместе с сыном, Иваном Ивановичем Мичуриным, подпоручиком также Ревельского пехотного полка, Ивану Ивановичу тогда исполнилось только 16 лет. Младший Мичурин был тогда тяжело контужен картечью в голову, о чем имеется надпись на обелиске, который сейчас находится на территории Спасо–Бородинского монастыря. За геройское поведение на поле боя Мичурин-младший был удостоен ордена «Святой Анны» 4-й степени.

 

Далее, Иван Иванович Мичурин воевал с французами под Смоленском, Малоярославцем, при селе Красное, был неоднократно ранен. За пределами Российской империи он участвовал в битвах при Калише, при Лейпциге, при Кульме, ранен картечьюв  сражении близ Люцерна, участвовал в битвах при Бишофсверде, Бауцене, Герлице. В сражении при Пирне был взят в плен и освобожден при заключении мира.

У Ивана Ивановича Мичурина было четверо детей:  два сына и две дочери. Владимир Иванович Мичурин стал отцом того самого Ивана Владимировича Мичурина. Другой сын Ивана Ивановича – Лев Иванович, мой предок,  закончил 1-е Московское кадетское училище, после которого поступил корнетом в Митавский гусарский полк, но прослужил всего четыре года и был уволен по домашним обстоятельствам в чине штаб-ротмистра.

Мой прадед - Лев Львович Мичурин родился в Москве в 1868 году и по уже сложившейся традиции закончил 1-е Московское кадетское училище, служил в 135 Керчь-Еникольском пехотном полку и был отставлен от службы в чине штабс-капитана в 1900 году. Он был кавалером орденов «Святой Анны» 2-й и 3-й степеней, кавалером ордена «Святого Станислава» 2-й степени. Его поместье в 175 десятин находилось в Пронском уезде Рязанской губернии.

И, наконец, мой дед также Лев Львович Мичурин, родился и крещен в Москве. Семья жила на Второй Тверской – Ямской. Дед также закончил 1-е Московское кадетское училище, но продолжить военную карьеру ему помешал Октябрьский переворот.

В принципе, я изложил информацию, которая имеется в печатных источниках, и на этом можно было бы поставить точку, но не все события удостаиваются «печатного слова», много остается, как сейчас говорят «за кадром».

И мой доклад был бы неполон, если бы я не рассказал о некоторых семейных легендах и о том, как складывалась судьба рода Мичуриных в советское время.

Но сначала об одной семейной легенде.

Уже больше двух веков из поколения в поколение, из уст в уста, в нашем роду передается легенда о том, что один из Мичуриных служил личным адъютантом у генерала Александра Алексеевича Тучкова (4-го). В одном из боев мой предок увидел, что в генерала целится неожиданно набежавший француз, и он в последнюю секунду прикрыл своей грудью генерала. Француз выстрелил, пуля попала моему предку в грудь, но он не погиб, так как у него на груди висела семейная реликвия - иконка Иверской Божьей Матери в серебряном киоте. Пуля ударила прямо в икону, разбила ее, прогнула серебро, но мой предок остался жив, а генерал - невредим.

Якобы за этот подвиг жена генерала Тучкова – Маргарита Михайловна Тучкова, будущая игуменья Спасо-Бородинского - монастыря назначила пансион (стипендию) с тем, чтобы все старшие мужчины рода Мичуриных получали воинское образование в Первом императрицы Екатерины Второй Кадетском корпусе. 

Никаких письменных свидетельств об этом подвиге в доступных источниках обнаружить не удалось, но, конечно, хотелось бы выяснить, соответствует ли эта семейная легенда действительности.

Моя бабушка предполагала, что «может быть подвиг был совершен на Бородинском поле», но это не соответствует действительности. Как известно, Александр Алексеевич Тучков был убит на Бородинском поле, и его тело не было найдено. Значит, скорее всего, не было никого, кто мог бы засвидетельствовать – состоялся ли подвиг.  

Следовательно, подвиг состоялся раньше. Но нужно будет доказать, что боевые пути генерала Александра Алексеевича Тучкова и моего предка – Мичурина пересекались.

Косвенным доказательством может послужить тот факт, что в каждом поколении  один из мужчин рода Мичуриных обучался в 1-м Московском кадетском училище. Я уже говорил, что последним был мой дед, Лев Львович Мичурин. В литературе об этом данных нет, но сохранился подлинник аттестата успеваемости кадета. Он представлен на фотографии.

Была ли установлена стипендия и кем, я думаю, разобраться несложно, просто этим никто не занимался, стоит лишь поднять документы. Но в любом случае, чувство благодарности к доброму делу, которое среди многих прочих совершила Маргарита Михайловна Тучкова – инокиня Мария - сохраняется в нашей семье уже в течение двух веков. Если данная информация подтвердится, думается, ее нужно будет довести до сведения Спасо-Бородинского монастыря. 

 

Но сначала давайте разберемся, кто из Мичуриных мог его совершить. Это мог быть только Иван Наумович Мичурин, так как его сын Иван Иванович к Бородинской битве успел справить свое шестнадцатилетие.

Конечно, такой подвиг, очевидно, не мог остаться незамеченным, и в литературе есть упоминание о том, что Мичурин является кавалером ордена «Святой Анны» третьей степени, но за какой конкретно подвиг он был награжден и какой конкретно из Мичуриных был награжден, это или не указывается или утверждается, что это был Мичурин -3-й. Но мы знаем, что позже Иван Иванович Мичурин был удостоен Ордена «Святой Анны» четвертой степени, чего не может быть, если ранее он был удостоен ордена более высокой степени.

 

И вот, уважаемые дамы и господа, я хочу вам впервые продемонстрировать буквально чудом сохранившийся, подлинный наградной лист, подписанный лично Императором Александром Первым о награждении поручика Мичурина орденом «Святой Анны» Третьего класса. Документ хранился в нашей семье и никогда не был опубликован.  

Действительно, данный документ много проясняет. Наградной лист датирован 20 мая 1808 года и речь в нем идет о событиях, произошедших 24 и 25 мая 1807 года, где поручик Мичурин совершил геройские подвиги.  При этом на документе не указано отчество Мичурина, что в дальнейшем и привело к путанице.

Известно, что 24 – 25 мая 1807 года произошло сражение близ Гуттштадта в восточной Пруссии между русской армией генерала Л.Л. Беннигсена и корпусом французского маршала Нея.

Также известно, что в декабре 1806 года Александр Алексеевич Тучков был назначен шефом Ревельского пехотного полка, а 24 мая 1807 года ревельцы отважно бились под Гутштадтом в авангарде П.И. Багратиона, за что Александр Алексеевич Тучков был удостоен ордена «Святого Георгия» 4-го класса.

Следует добавить, что жена Александра Алексеевича – Маргарита Михайловна - сопровождала мужа в Шведском походе в 1808 – 1809 годах. Но брать с собой жен на войну было строжайше запрещено воинским уставом. Почему Маргарита Михайловна уговорила мужа нарушить устав? Логично предположить, что ей стало известно о том, что ее любимый муж был на волосок от гибели. Конечно, она также знала, что Иван Наумович пожертвовал бы своей жизнью, спасая Александра Алексеевича, но его чудесным образом спасла святая икона Иверской Божией Матери. Тогда становится понятным, почему Маргарита Михайловна выделила роду Мичуриных пансион для обучения старших в роде воинскому делу. 

Таким образом, все части головоломки встали на свои места, и можно сказать: «Что и требовалось доказать». Хотя нужно признаться, что в последующих документах и в других опубликованных документах имеются некоторые несоответствия. С этим также хочется разобраться, но давайте отложим это «на потом».

А сейчас я имею честь представить вам нашу святыню, именно ту самую икону Иверской Божией Матери, которая сохранила жизнь моему предку Ивану Наумовичу Мичурину в далеком от нас 1807 году. Впоследствии она хранила род Мичуриных от напастей, в том числе и в двадцатом веке.

Что было потом? Лев Львович Мичурин после окончания кадетского корпуса был направлен для дальнейшего обучения в Киевское артиллерийское училище. Но случился Октябрьский переворот, и дед оказался в гуще событий, которые описал в своем романе «Бег» Михаил Булгаков. Он стал одним из тех, которые не пошли к красным и не пошли к белым, а вернулись домой. 

Икона Иверской Божьей Матери, святыня рода Мичуриных.

Дело в том, что он остался единственным мужчиной в семье, добрался на крышах вагонов до Рязани и  стал пахать землю и кормить семью. «Красный петух» миновал имение, так как бабушка бесплатно лечила крестьян, а с приходом продотрядов просто открыла все двери в кладовках и попросила забрать все, что они хотят.

В дальнейшем семью Мичуриных мотало по всей стране, от Рязанской губернии до Смоленска, Минусинска, Бодайбо, и только в конце тридцатых годов семья осела в маленькой тогда Уфе.

Я уверен, что именно наша хранительница, святая икона Иверской Божьей Матери, продолжала и в двадцатом веке хранить и оберегать нашу семью.  

Что касается меня, я родился и вырос в Уфе, закончил институт, долгое время работал научным сотрудником в системе Академии наук и только в 2010 году перебрался в Москву, где жили два поколения моих предков.

В начале своего доклада я сказал, что хотел бы в своем докладе рассказать о роде Мичуриных в целом вот по какой причине. Последний мужчина из рода Мичуриных – Олег Львович Мичурин, мой дядя, и я назван в его честь, погиб на войне в апреле месяце 1945 года, а моя мама, последняя из рода Мичуриных умерла в этом году 6 июня, вечная ей память. Таким образом, род Мичуриных пресекся.

 

Мой доклад неполон, еще есть документы, о которых я даже не упомянул, есть и другие святыни, перешедшие по наследству из рода Мордвиновых. Тут можно сказать одно – «тема ждет своего исследователя».


Категория: Родителям на заметку