ХРАМ

ИВЕРСКОЙ ИКОНЫ БОЖИЕЙ МАТЕРИ

В ОЧАКОВО-МАТВЕЕВСКОМ Г. МОСКВЫ

ПОДВОРЬЕ ПАТРИАРХА МОСКОВСКОГО И ВСЕЯ РУСИ

Поиск

Адрес: Мичуринский проспект, 68
+7 (925) 445-40-03
Царские дни в Екатеринбурге (лето 2018)
Опубликовано: 16.09.2018
Царские дни в Екатеринбурге (лето 2018)

 «Пришло время возрождать порушенное

вступить на путь чистой и нравственной жизни,

взращивать в сердце своём и в душах ближних наших    

семена целомудрия, чистоты, добра,

благоговения перед святыней».

Святейший Патриарх Московский и всея Руси Алексий II  

… Вокруг меня стояла неисчислимая людская масса. Православные так плотно стояли друг к другу на огромной площади перед Храмом на Крови, что не всегда удавалось поднять руку, чтобы перекреститься. В ночной прохладе летней уральской ночи в толпе молящихся было душно и тяжело дышать. Порой люди в изнеможении опускались прямо на асфальт. Сестра милосердия в соответствующем одеянии периодически обрызгивала окружающих какой-то ароматно-освежающей жидкостью из пульверизатора, но облегчение от этого было столь кратковременным, что некоторые потянулись «на воздух», а кого-то волонтеры выводили с площади под руки. Откуда-то резко пахнуло нашатырем и валерианой.

     Несмотря на все это, взгляды и мысли собравшихся людей были устремлены в центр событий – на импровизированный Алтарь перед Храмом на Крови. А вся площадь стала храмом под открытым небом.  Оно и понятно, конечно же, вместить в себя всех желающих не смог бы, наверное, и самый большой собор. Как официально подтвердили позже, на мероприятиях, посвященных   100 –й годовщине трагических событий, а именно, расстрелу Августейшей Царской семьи, которое произошло как раз в эти июльские дни в далеком восемнадцатом, приняло участие более ста тысяч человек. Символично получилось сто тысяч на столетие. 

     На ярко освещенном софитами возвышении в праздничных, ярко-красных с золотых облачений, стояло великое множество священников со всего православного мира. Все было очень похоже на Пасху. Да и повод соответствующий. Конечно же, эти события ужасная трагедия, муки и смерть, но также, как и на Светлую Пасху, есть радость прославления Царственных страстотерпцев.

    Возглавил службу наш Святейший Патриарх Кирилл. Накануне торжеств в Екатеринбурге проходило заседание Священного Синода Русской Православной церкви и понятно, все присутствующие на нем сочли за честь быть здесь. Издали было бы видно, наверное, плохо, но звук и большие экраны давали полный эффект присутствия в непосредственной близости к Алтарю.  Иногда вездесущая «летающая» камера «заглядывала» в «святая святых» к Святому Престолу, иногда летала над нашими головами, выхватывая из наших рядов лица.

   А иногда на экране появлялось черно-белое фото Царской семьи, наверное, одно из последних.     Вглядываясь в лица на фото, я тщетно силился понять, как такое могло случиться в православной стране? Красивые, удивительно добрые, интеллигентные лица Царя Николая, царицы Александры, великих княгинь Анастасии, Ольги, Татьяны, Марии и царевича Алексея - они и сейчас смотрят на нас без какого-либо укора и осуждения. Чистые, открытые лица излучают красоту, доброту, любовь и благородство. Нет страха в их глазах, есть только упование на Божью волю и истинно христианское смирение.   Как, у кого, и главное, ради чего, могла подняться рука на этих невинных людей.

Святые Царственные Страстотерпцы, молите Бога о нас!   

    Где-то, немного впереди, глазами нашел нашего попутчика, да что там попутчика, надо признать, инициатора и идейного вдохновителя нашей поездки в Екатеринбург Алексея К. Чуть поодаль оказался и брат Антон, от которого я, к счастью, и узнал о планируемой поездке за несколько дней до события. Протиснуться к ним ближе не представлялось возможным, да и надо ли. Все тут собравшиеся и без этого были вместе, рядом, в едином порыве. Люди молились Царственным Страстотерпцам и Господу нашему о прощении греха, совершенного, конечно же, не нами лично, но нашими предками. Всей нашей Великой Россией, всем окружением Его Императорского Величества, генералитетом, да что там говорить, и родственниками Царя Николая было совершено это предательство. Кто-то, наверное, хотел власти, некоторые просто продались, кто-то искренне желал лучшей доли для России, а иные заблуждались, кто-то промолчал, а многие банально смалодушничали.    Не зря Николай Александрович написал в своем дневнике в марте семнадцатого: Кругом измена, трусость, и обман.  А потом его убили, убили жестоко, со всей семьей и окружением, даже собачку маленькую не пожалели - закололи штыком, и убили их мы! Ненависть убийц, страх за свою жизнь и попустительство современников вот, как мне кажется, причины произошедшего трагического события, поменявшего нашу историю на «до» и «после», разделившую страну на «красных» и «белых», верующих и атеистов. Но все же, главное это то, что та Россия потеряла страх Божий.

   Понимаю, что «история не знает сослагательного наклонения», а я вот, глядя на сегодняшнее поклонение Царственным страстотерпцам, не могу избавиться от одной мысли -   а если бы пришли бы вот эти сто тысяч православных христиан тогда, летом восемнадцатого года к дому Ипатьева, да постучались бы «легонько» в калитку этого дома? Да «спросили» бы разрешения поговорить с царем.  Да побросали бы убийцы сабельки с маузерами и драпали бы до самой околицы и дальше до самых до окраин империи, подгоняемые своим собственным страхом и белым движением. Но вышло, как вышло, видно Богу так было угодно и эта жертва, брошенная вероотступниками на кровавый жертвенник революции, была нужна всем нам. Для того, чтобы сейчас возродить в русских чувство покаяния за уже содеянное и вернуть тот самый страх Божий. Для того и я, грешный, со своими спутниками приехал в далекий уральский город - просить прощения. И, слава Богу, мы здесь.

   Как это началось? Да как обычно бывает в нашей суетной жизни, иногда нужная информация остается без нашего внимания. Человек все уши тебе прожужжал, а ты его так и не услышал. Слава Богу, в тот замечательный воскресный день, после утренней Литургии я немного задержался послушать торжественный перезвон колоколов нашего храма Иверской Иконы Божьей матери, что на Мичуринском проспекте в Москве.  На душе после Литургии и принятия Христовых Таин, было чисто, светло, и благостно. Прихожане потихоньку расходились по своим делам.

Наш звонарь Виталий сегодня был «в ударе» и перезвон своей вибрацией забрался в самую душу.  Задрав голову в небо, откуда изливался этот чудный звон, я наблюдал как благовест разогнал напуганных своим голосищем птиц и пустил их по летному кругу вокруг золотых куполов. Хорошо-то как, братцы! Мои размышления прервал «предводитель» нашего братства, брат во Христе Антон П.

    Как-то между прочим, в разговоре, и сообщил мне «новость», что он с Алексеем К. через несколько дней отправляются в Екатеринбург на мероприятия, посвященные 100-летию убиения Царской семьи и посетовал на то, что никто больше с ними не собрался. Надо же, так ведь я-то не в курсе был! Наверное, Ангел Хранитель мой шепнул мне в ухо: ты что же, сам ведь много думаешь об этом событии, а уж поехать туда, да в такую дату, да с братьями из храма – сам Бог велел. Как не раз уже убедился, все случайные встречи в нашей жизни не случайны, и Господь, ведая о всех и каждом, видно, прислал мне человека с нужной информацией.

    Несколько лет назад, наш настоятель, отец Валерий Баранов, в разговоре задал мне вопрос, последствия поиска ответа на который, сильно озадачили не только меня, но и всю мою многочисленную родню. Простой, казалось бы, вопрос: а как ты, Владислав, пришел в Храм и к Вере? Мои объяснения из серии «так, как-то вышло», вызвали лишь едва заметную улыбку на его устах. А дальше, не могу передать дословно ту фразу, но отец Валерий сказал, что ничего в этой жизни «как-то так» не происходит и вновь вопрос: а не было ли у вас в родне служителей церкви, которые возможно и сейчас молятся за вас на том свете?

-Да нет, что ты, батюшка, кого помню и знаю - все сплошные атеисты–коммунисты. Ни о боге, не о церкви я отродясь не слыхал. Все большевики, боролись с кулаками да думаю, и с церковнослужителями, тоже. Наше с женой Галиной крещение, в сознательном возрасте, в деревенском, полуразрушенном храме вызвало тогда у родни полное непонимание, да что там скрывать, и сейчас не особо понимают.

    На том наша беседа и закончилась, но я начал усердно «рыть» свою родословную. К счастью, живы пока мои две тетки, за девяносто, которые, собственно, и дали мне ключ от «семейной тайны». Эти две женщины в один голос однозначно сказали, что бабка их Пелагея, была дочерью некоего моего предка Григория Архангельского, а он, точно, служил в каком-то сельском храме. Порадовало, что эта бабка их всех, конечно же, крестила, Слава Богу!

   То, что я «нарыл» в поисках своих корней, всех ошарашило. По справке из Пензенского архива, на мой запрос выяснилось следующее:

«Уважаемый Владислав Юрьевич, да, действительно, дьячок Троицкой церкви села Керенки Городищенского уезда Григорий Архангельский (род. ок. 1839 г.) был женат на младшей сестре отца Александра Федоровича Керенского,t Федора Михайловича, Екатерине Михайловне (р. 14.11.1839 г.). Таким образом, получается, что А.Ф. Керенский является Вашим троюродным прадедом»

     Конечно, когда я уже собрал свое генеалогическое древо полнее, аж до 1732 года там, как и предполагал наш отец Валерий, по обеим ветвям обнаружился целый ряд служителей православной церкви. Но это уже другая и более длинная история. Одно скажу – семья была «в шоке» от моих генеалогических раскопок.

    Все это я написал для того, чтобы читателю стало понятно, как же необходимо было поехать к месту убийства Царской семьи именно мне, дальнему родственнику, хоть и косвенно причастного к Цареубийству прадеда. Ведь именно он, по своему глубокому убеждению, в бытность председательства во Временном правительстве, на вопрос, что же будет с царской семьей после ареста, изобразил на себе энергичное движение рукой от шеи вверх, изображая, видимо, повешение, а на словах заявил, что пара-тройка жертв будет даже полезна.

    Так что эта поездка в Екатеринбург была просто необходима, в первую очередь, мне. Где как не там, на месте страшного убийства, в день столетия с того скорбного дня, в свете вскрывшихся фактов, я бы мог испросить прощения у Бога и Царственных страстотерпцев за весь мой род.

Итак, решено, я лечу. Господь управил и с билетами, и по работе - все сложилось как нельзя лучше.

       Отец Валерий выслушал мою историю и благословил на поездку, хотелось бы конечно, чтобы и он полетел, и возглавил бы нашу паломническую группу, но у него не получилось. Накануне отслужил молебен о нас, путешествующих, Антонии, Алексии и Владиславе, а на утро мы с Антоном уже были в Екатеринбурге. Алексей прибывал к вечеру, другим рейсом.

         Что сказать о этом уральском городе -с виду обычный, провинциальный, но достаточно большой, город. Чистый, но без московских закидонов с тротуарной плиткой. Индустриальный, но в то же время зеленый и уютный. Есть и свое подобие Арбата и центральная набережная с прогулочными зонами. Скверы, парки, бульвары, торговые центры, даже метро. Новостройки нависают своей многоэтажностью над старинными особняками купцов и постройками советского периода.

     Но меня поразило другое. История города такова, что несколько эпох пересекаются тут как само собой разумеющееся. Тут улицы, названные в честь революционеров, пересекаются на площади с улицами известных людей со времен основания города. Проспект Ленина, ну, как без него, переходит в улицу, названную в честь уральского промышленника Татищева, ее пересекает улица Репина, переходящая в Кирова. А уж Царская улица, на которой построен Храм На Крови, вообще поразила. Мало того, что до недавнего времени, до 2015 года, она носила имя инициатора расстрела царской семьи Толмачева, так переименовали лишь ту ее часть, которая вплотную примыкает к храму, а остальная так и носит имя цареубийцы, а с другой стороны улица Карла Либкнехта, будь он неладен, не выговоришь, так к ней еще и улица Дзержинского подходит. Да что там говорить, сам город Екатеринбург находится все еще в той самой Свердловской области, носящей имя революционера-карателя.      Многие современные историки признают установленным фактом санкционирование расстрела Николая II большевистским руководством в лице Ленина и Свердлова, при этом вопрос о наличии санкций Москвы на убийство родных Николая II  пока не подтвержден документально.

… Улицы Чапаева, Маяковского, 1905 года, Фурманова, Ельцина Б.Н., в общем, город революционеров всех мастей. Благо, мы с братьями из нашего храма поселились в заранее арендованной квартире на улице, названной в честь писателя Мамина-Сибиряка, который не был замечен в цареборческой деятельности при жизни, а до этого трагического события не дожил. Но весь наш путь от дома до Храма на Крови проходил через улицы, сплошь увешанные мемориальными табличками этих «героев» революции. И если бы не эти удручающие факты, можно было бы сказать, что город понравился.

   Первым делом, конечно же, направляемся к месту нашего визита - к Храму-на- Крови. Маршрутка из аэропорта Кольцово через полчаса пути остановилась прямо напротив храма.

     Храм на Крови;, полное название: Храм-Памятник на Крови во имя Всех святых, в земле; Российской просиявших, действующий православный храм, построенный в городе Екатеринбурге на месте дома инженера Ипатьева, в котором содержались под арестом, и были расстреляны в ночь на 17 июля 1918 года, последний российский император Николай II, его семья и четверо слуг. Построенный в 2000—2003 гг. и освящённый 16 июля 2003 года, он теперь стал главной туристической достопримечательностью Екатеринбурга, а также главным центром культа святого Николая II и его семьи, привлекающим православных паломников не только из России, но и со всего мира.

     Пятикупольный храм, выполненный в русско-византийском стиле, является двухуровневым. Верхний храм во имя Всех святых, в земле Российской просиявших — высокий и со множеством окон, с уникальным беломраморным иконостасом. Нижний храм в честь Новомучеников и исповедников Церкви Русской, по контрасту спланирован полумрачным и с низкими сводами, но именно здесь находится крипта, символически воссоздающая расстрельную комнату, в которой погиб бывший царь с супругой, пятью детьми и четырьмя приближенными. В храмовый комплекс также входит отдельно стоящее здание Патриаршего подворья, включающего в себя Музей святой Царской семьи, концертный зал с «царским» роялем, личные покои патриарха и прочие помещения (Материал из Википедии — свободной энциклопедии)

     До начала службы у нас было немного времени осмотреть храм. И без того величественный и великолепный в праздничном убранстве, он выглядел еще краше чем на фото. Расположенный на холме храм символично возвышался над площадью и с его ступеней открывался вид на центр города.  На входе, со стороны Царской улицы, рабочие монтировали огромную сцену с оборудованием. Шла интенсивная подготовка к торжественному мероприятию. 

   Храм был заполнен паломниками, съехавшимися на торжество со всей нашей необъятной страны и даже из зарубежья. У большинства молящихся на груди висели иконы Августейшей Царской семьи, Царя Николая, Царевича Алексея. Тут были и простые бумажные иконки из лавки и писанные старинные. Совершенно разных размеров, они все одинаково трогательно смотрятся на груди прихожан. В случайно подслушанном разговоре узнал, что многие тут присутствующие уже не первый раз приходят на поклонение, и уже знакомы не один год. Как обычно, на таких мероприятиях было много представителей различных фондов, религиозных течений. Многое множество прихожан «от мала до велика».  Мне показалось, были тут и староверы в старорусских рубашках косоворотках, и казаки в своих традиционных одеждах, и молодежные Сорок сороков, волонтёры, и еще много кого, но основной костяк, как и в наших московских храмах, все же традиционно был представлен «белыми платочками» - нашими православными женщинами. Невольно пожалел, что никто из нашего храмового сестринства не смог поехать с нами.  По загорелым запыленным лицам многих прихожан и паломников, рюкзачкам с поклажей, тележкам со скромным скарбом, было понятно, что многие из присутствующих шли сюда пешком и шли, видимо, долго. Как узнал позже, из Тобольска люди шли сюда крестным ходом семьсот километров пешком. Что там наши двадцать с небольшим верст, предстоящих завтра? Но это будет завтра, а пока Божественная литургия.

      В нижней части храма расположено центральное место поклонения, так называемая Царская голгофа - место, где была расположена та самая комната Ипатьевского дома, в которой Царская семья приняла мученическую смерть от своих жестоких убийц. Именно тут все прихожане с особым благоговением, многие со слезами, просят у Царственных страстотерпцев прощения.

     Служба закончилась, потолкавшись немного в лавке, мы направились посмотреть город. В связи с тем, что у Алексея были билеты с вылетом из Москвы позже, он будет только к вечеру, а Антон предусмотрительно накидал нам достопримечательности Екатеринбурга, которые мы можем посмотреть в свободное время. Выбор наш пал на исторический музей Екатеринбурга. Казалось, именно тут, несмотря на то, что Царская семья была тут достаточно малый промежуток времени, можно узнать много интересного о тех давних событиях, увидеть артефакты, личные вещи, фотографии, письма, любые вещи, которые принадлежали венценосным особам. Что вы думаете? Такого разочарования я не испытывал давно, и Антон похоже тоже не был в восторге от увиденного. В музее было несколько залов на двух этажах. Тут, конечно же, были и наконечники стрел со времен кочевников, и изделия старинных металлургов, и куча всяких интерактивных альбомов с проекцией, и даже небольшой кинозал.

    Все это, конечно, было интересно, но самое большое место в экспозиции было отдано под историю о революционно–подпольной деятельности местных смутьянов, с подробным описанием деятельности этих самых подпольщиков, причем, как мне показалось, в превосходной степени. Там были и списки подпольщиков с паролями и явочными квартирами, агитки тех времен, и станки для их печатания. Интересно, конечно, но я шел за другим. Событиям столетней давности был посвящён один зал с постерами и пара разбитых тарелок с вензелем «Н». За всех не отвечу, но мне не понравилось, хотя в каждой полученной информации обязательно есть и полезное. Бродив по этому музею, в окружении революционных «Пролетарии всех странъ, соединяйтесь!» и «Долой самодержавие», с потертыми кожанками и револьверами, я неожиданно нашел ответ на тот самый вопрос, который задавал себе раньше – почему так случилось? Почему не пришли тогда, сто лет назад, сто тысяч и не постучались в калитку дома инженера Ипатьева, чтобы забрать царя из лап убийц. Вот потому и не пришли. Этот город был заражен революцией, болел ей, и что-то мне подсказывает, что и сейчас тут мало что изменилось. По горделивому виду тетушек из музея было видно их особое отношении ко всему этому революционному хламу.  Вышел я из музея в немного подавленном настроении, очень захотелось вернуться туда, где на меня смотрят удивительно добрые лица мучеников.

    Забегая немного вперед скажу, что уже в последний день перед вылетом домой, мы с братьями все же нашли то место, которое искали, причем в непосредственной близости к храму, прямо в соседнем здании Патриаршего подворья есть музей, посвященный именно Августейшей Царской семье и их окружению. Очень хорошая и информативная экспозиция, грамотный, знающий гид-экскурсовод дали нам возможность точнее узнать о тех исторических событиях, но уже совершенно, с другой стороны. Очень рекомендую посетить.

    Вечером прилетел Алексей К. и, конечно же, мы вновь направились в Храм-на-крови. Предстоящий, весьма насыщенный мероприятиями день обещал быть совсем непростым. Утренняя Литургия, затем малый крестный ход от станции Шарташ, куда в те далекие годы прибыл поезд с арестованными царскими узниками, чуть позже, в четыре по полудню, вечеря с повечерием, исповедь. А за пятнадцать минут до полуночи начнется всенощная, переходящая в Литургию, которую возглавит сам Святейший Патриарх всея Руси Кирилл. По завершении, около трех ночи, начнется тот самый Крестный ход от Храма-на-Крови до Ганиной ямы протяженностью около двадцати километров. Уже там, дай Бог всем сил дойти, молебен, и еще надо учесть обратный путь. Ну что, помолимся, братцы.  

     Дневной малый крестный ход был совсем не мал, колонна растянулась на несколько километров, разрезав город на две части. Мы влились в эту реку и, возглавляемые многочисленными церковнослужителями, двинулись по маршруту. Неисчислимое множество хоругвей, совсем маленьких, и огромных, так что их несли по шесть человек, икон, крестов двигались с окраины города в самый его центр.  По обеим сторонам людской реки толпились люди. Продавцы магазинов, офисов, местные жители и просто зеваки выходили встречать процессию. Был очень жаркий день и многие стали отставать, но все же шли. Обернувшись назад, я увидел брата Алексея К, который взял на себя послушание и вел под руку тучного пожилого батюшку, которому в его возрасте и с палкой было сложно очень идти. Да и не мудрено, нам, в мирской одежде, нелегко, а в черном облачении вдвойне сложнее. Иногда «на берегу реки» встречались отцы, которые окропляли проходящих святой водой. Это давало и физическое и духовное облегчение.

    Один забавный эпизод поднял нам настроение. Продвигаясь, где по проезжей части, где по тротуару, паломники заполнили всю улицу.  И как же было неожиданно увидеть идущую навстречу потоку пышную даму, которая своим бюстом разрезала, как ледокол встречный, нескончаемый поток людей и постоянно причитала: что вы себе другой дороги не нашли, что ли?  Да уж, конечно, не все одобряют христианские мероприятия, тем более, такие масштабные. Думается и водителям, стоящим в пробках, не всем это по душе, хотя Екатеринбург уж должен был привыкнуть, ведь подобный, хотя и менее массовый, крестный ход проводится тут ежегодно, начиная с девяностых. Уф, слава Богу за все, дошли.

 Было у меня здесь и одно интересное, если не сказать чудесное, происшествие. Кто знаком с моими зарисовками по Афонским паломничествам знает, мне на них «везет».

 Так вот, после дневного крестного хода, мы с моими попутчиками Антоном и Алексеем решили немного отдохнуть. Дальнейший график богослужений такой возможности почти не предполагал. Прикорнув на каких-то пару часов, проснулся от колокольного звона, доносившегося откуда-то издалека. Мы подорвались на койках, как ужаленные и кто быстрее, тот и ушел раньше, а кто-то позже.  Алексей, как самый опытный, выдвинулся первым. Я чуть позже. Маршрут от место нашего временного пристанища до Храма-на-Крови был пройден нами уже не раз, заблудиться невозможно, но, оказывается, все же можно.  Выскочив спросонья на улицу, я, по привычному уже пути, ринулся к месту. Но что это? Тут направо, тут налево, вот и улица знакомая, и тут мы проходили не раз, но что-то пошло не так. То ли еще не проснулся до конца, то ли кретинизм с ориентированием, либо происки бесовские. Надо признать, я даже немного растерялся. Но у нас же есть гаджет с навигацией.  Что вы думаете, каким-то невообразимым способом и это чудо американской техники «сошло с ума». Показывает прямо двести метров, потом направо. Делаю несколько шагов, он разворачивает меня назад, уже почти бегу туда, стрелка предательски показывает в сторону и явное удаление от цели. Несколько неудачных попыток ввели меня в замешательство. А, прости Господи, гордыня не дает мне смирения спросить у прохожих направление. Я понял, что это неспроста, и начал про себя молиться. И что вы думаете, бесята отступили и путь открылся. Добежав до очередного торговца квасом, я уже был почти уверен в правильности маршрута, но он охладил мой пыл, и на мой вопрос указал на трамвайную остановку с парой остановок в другом направлении. Вот так, по трамвайным путям, я и дошел-таки до нужной улицы, немало поплутав при этом. Уж больно кому-то не хотелось, чтобы я туда попал. А уж кому - вам решать. 

      Увиденное нами на площади на вечернем богослужении меня лично удивило. Восемьдесят батюшек рассеялись по всей импровизированной площади у подножия храма, и в любом удобном месте исповедовали множество собравшихся на службу православных. Площадь была заполнена и то тут, то там епитрахиль покрывала главы паломников. Всегда умиляли дети у аналоя, прямо до слез т трогает эта сцена. Часто задумываюсь и завидую им. Вот они тут, в храме Божием, с детства. Знают, как креститься, как молиться, как исповедоваться, а где был я в их годы, и что делал много лет без Бога?  Склоненная седая голова батюшки и удивительно похожая на картинку с шоколадки «Аленка» девчушка, шепчущая о чем-то своем, вновь заставили меня задуматься об этом. Ну, что ж пойду и я…

  Пришлись на память слова Святейшего Патриарха Московского и всея Руси Алексия II-«Покаяние за грехи наших предков может стать залогом нашего духовного и нравственного возрождения, необходимым условием для водворения в Отечестве нашем мира и согласия. Нелегко вернуть Отечеству благосостояние, но еще трудней очистить свое сердце от злобы и неправды, от безумной богоборческой гордыни. Без преображения человеческой души мы никогда не преодолеем трудностей нашей общественной жизни, нам не начертать правильного пути для будущей России, не приобрести способности брать лучшее из внешнего мира, отвергая все, что не служит правде, добру и созиданию».

     Тайну исповеди раскрывать не буду, но мудрый совет по терзающему меня вопросу о моей личной ответственности за грех моего дальнего, знаменитого родственника Керенского А.Ф я получил исчерпывающий. На сердце и душе стало легко.

     Служба закончилась. Мы с братьями Антоном и Алексеем отправились немного отдохнуть. Когда мы вернулись сюда уже ночью, на площадь войти было гораздо сложнее. Сама Царская улица, близлежащий сквер и вся округа были заполнены людьми. Протиснувшись немного вперед, насколько позволяли людские спины, мы замерли в ожидании начала службы.

     Невзирая на явные «неудобства» я, да и мои попутчики, и, наверное, многие из собравшихся получили истинное удовольствие, вернее сказать, благодать от происходившего. Хороший звук, свет. А какие мудрые и замечательные слова в завершении сказали наш Патриарх Кирилл и митрополит Киевский и всея Украины Онуфрий. И как же эти слова, шедшие от сердца, соответствовали и этому дню, и этому событию, и всей ситуации, сложившейся сегодня в мире. Перед причащением мирян Святейший Владыка обратился к верующим с Первосвятительским словом. Не берусь делить его обращение на цитаты и опубликую их полностью.

Во имя Отца и Сына и Святого Духа!

Блаженнейший владыка Онуфрий, митрополит Киевский и всея Украины! Собратья архипастыри! Дорогие братья и сестры, во множестве собравшиеся в эту ночь перед местом, где сто лет назад было совершено страшное злодеяние — ни в чем не повинные люди, посвятившие свою жизнь служению Родине, по злой человеческой воле были убиты!

Это злодеяние до сих пор бередит нашу совесть, до сих пор заставляет вернуться мыслями в то время и попытаться понять, что же происходило со страной нашей, с народом нашим? Откуда это умопомрачение, эта напасть? Взирая с дистанции в сто лет, мы при всем желании не можем видеть все нюансы национальной жизни нашего народа, которые истираются из памяти и уходят даже от самого проницательного взгляда. Но такие преступления, как совершенное здесь, не могут быть случайными. За этим преступлением нечто стояло, за ним есть некая коллективная вина всего народа, некий поворот в исторической жизни Святой Руси, который завел народ в тяжелый страшный тупик.

Что же происходило с народом нашим? Ведь страна была покрыта храмами и монастырями, абсолютное большинство людей было крещеными, храмы были наполнены людьми. Почему же это произошло? Почему убийцы спустили курок, не содрогаясь от того, что совершают? Значит, не все было благополучно. Значит, солнечный свет, отражавшийся в позлащенных куполах, не всегда преломлялся в человеческих сердцах, укрепляя в них веру в Господа. И мы знаем, как на протяжении по крайней мере 200 лет, предшествовавших трагедии Ипатьевского дома, происходили некие изменения в сознании людей, которые постепенно, но неуклонно вели многих к отступлению от Бога, забвению заповедей, утрате реальной духовной связи с Церковью и многовековой духовной традицией.

Почему же это произошло с нашим народом? Почему он в какой-то момент времени сделался как поезд, машинист которого не рассчитал скорость и который входит в крутой вираж, устремляясь к неминуемой катастрофе? Когда же мы как народ вошли в этот вираж? А вошли мы тогда, когда чуждые мысли, чуждые идеалы, чуждое мироощущение, сформированное под влиянием философских и политических теорий, не имевших ничего общего ни с христианством, ни с нашей национальной традицией и культурой, стали восприниматься и интеллигенцией, и аристократией, и даже частью духовенства как мысли передовые, следуя которым, можно изменить к лучшему жизнь народа.

Действительно, идея изменить к лучшему жизнь народа возникает всякий раз, когда появляется замысел круто изменить течение истории. Мы знаем, что самые страшные и кровавые перевороты всегда происходили ввиду устремления людей к лучшей жизни. Вожди этих переворотов внушали людям, что нет другой возможности сделать жизнь лучше — только кровью, только через смерть, только через разрушение сложившегося уклада. И в какой-то момент, отказавшись от своего духовного первородства, потеряв реальную связь с Церковью и Богом, интеллигенция, аристократия и даже, как я уже сказал, часть духовенства помрачились умом, зараженные мыслью о необходимости круто изменить течение национальной истории и постараться как можно быстрее построить мир, где царит справедливость, где нет былого расслоения по имущественному признаку, где люди живут мирно и счастливо. В результате многие, захваченные этой идеей, дошли до совершения преступлений.

Возникает вопрос: «А можно ли вообще через преступление, через кровь, через насилие, через разрушение святынь построить счастливую жизнь?» История ясно свидетельствует: невозможно! И, наверное, первый и самый важный урок, который мы должны сегодня вынести из трагедии столетней давности, — никакие обещания счастливой жизни, никакие надежды на помощь извне, со стороны якобы более образованных и продвинутых людей, не должны соблазнять наш народ. Мы должны помнить трагедию прошлого. У нас должен развиться иммунитет к любым призывам добиться человеческого счастья через разрушение того, что есть. Едва ли кто-нибудь из тех, кто призывал разрушить народную жизнь, разрушал свою собственную жизнь, отказывался от собственного благополучия. Но с какой же яростью это предлагалось делать всему народу! И люди усвоили эту ложь, и венцом отступления от самого священного и дорогого, что у них было, явилась страшная казнь царской семьи, людей невиновных, не нарушивших закон. Да и о каком законе могла идти речь, если для построения счастливой жизни надо было убить царя и всю его семью? Мы знаем, что ничего не получилось, и, наученные горьким опытом, мы должны сформировать устойчивое неприятие к любым идеям, любым лидерам, которые предлагают через слом нашей народной жизни, наших традиций и нашей веры устремляться в некое неизвестное «счастливое будущее».

Сегодня, собравшись здесь в таком множестве, мы вспоминали трагедию Ипатьевского дома. Мы возносили молитвы Господу, мы молились императору-страстотерпцу Николаю и тем, кто вместе с ним пострадал, чтобы они на небесах молились о земном Отечестве нашем, о народе нашем, чтобы укреплялась вера православная в каждом последующем поколении россиян, чтобы верность Богу, любовь к Отечеству сопровождали жизнь нашей молодежи и тех, кто придет ей на смену, и чтобы никогда более подобные трагедии не происходили на нашей земле. Да хранит Господь землю нашу Русскую, русский народ, который сегодня живет в разных государствах, которые по-разному называются, да и народ наш называется по-разному, но это тот же самый народ, который вышел из Киевской купели Крещения и, пройдя через тягчайшие исторические обстоятельства, доныне сохранил веру православную. И да пребывает благословение Божие над народом нашим, над Отечеством нашим и над нашей мученицей Русской Православной Церковью. Молитвами новомучеников и исповедников Церкви Русской да будет преображаться жизнь народа — без всяких потрясений и крови, но на твердом основании веры и надежды на то, что Бог с нами! Да хранит Господь всех нас молитвами святых царственных страстотерпцев и всех новомучеников! Аминь.

 И главное завершение, конечно же, принятие Святых Христовых Тайн. Вереница батюшек в большом количестве степенно спустились со ступеней и вошли в наши ряды. Слава Богу, свершилось.

     В недосягаемом удалении от меня прошла «голова» Крестного хода. Патриарх Кирилл был во главе и задавал темп всей процессии. Сначала медленно, потом быстрее, вот уже и я влился в этот нескончаемый людской поток. После Причастия мы окончательно потерялись со спутниками. С братом Алексеем мы разминулись минут на пять-семь, Антон был позади на таком же удалении. Встретиться здесь вряд ли получится, так и шли до самого конца.

   Крестный ход продвигался по спящему ночному городу, теперь из центра в пригород. Туда, где были обнаружены останки Царской семьи, где убийцы, с остервенеем и болезненной жестокостью пытались сокрыть следы своего злодеяния. Наверное, самый злой гений не смог бы придумать таких изощренных методов, какие придумали эти «уважаемые товарищи». Несколько дней кряду они терзали тела убитых, пытаясь то растворить их в кислоте, то сжечь в бочках.

В тексте доклада следователя Н. А. Соколова вдовствующей Императрице Марии Феодоровне, в сжатом виде так говорится о том, как происходило сокрытие улик цареубийцами:

«Когда злодеяние было совершено, трупы Августейшей Семьи и всех других были тут же положены в грузовой автомобиль, на котором Янкель Юровский вместе с некоторыми другими известными лицами увез Их за город Екатеринбург, в глухой рудник, расположенный в лесной даче, принадлежавшей некогда графине Надежде Алексеевне Стенбок-Фермор, а ныне находящиеся во владении общества Верх-Исетских акционерных заводов.

Одновременно с доставлением к руднику трупов вся местность эта была оцеплена заградительными кордонами красноармейцев, и в течение трех дней и трех ночей не позволялось ни проезжать, ни проходить по этой местности. В эти же дни, 4-6 июля, к руднику было доставлено, самое меньшее, 30 ведер бензина и 11 пудов серной кислоты. Местность, куда были доставлены трупы Августейшей Семьи, совершенно определённо и точно установлена на предварительном следствии. Она вся подверглась самому тщательному, при участии особо доверенных лиц из воинских чинов, осмотру и розыскам.

     Принимая во внимание данные осмотра этой местности и совокупность обнаруженных здесь нахождений, следственная власть не питает никаких сомнений и совершенно убеждена в том, что трупы Августейших Особ и всех остальных, погибших вместе с Ними, около одной из шахт сначала расчленяли на части, а затем сжигали на кострах при помощи бензина. Трудно поддававшиеся действию огня части разрушались при помощи серной кислоты. На месте уничтожения трупов найдено много предметов, позволяющих без всякого сомнения признать этот факт. В кострищах, около них и в самой шахте обнаружены следующие предметы: а) драгоценности и части драгоценностей: одна из жемчужных серег (с бриллиантом наверху) Государыни Императрицы; раздавленные и подвергшиеся действию огня части жемчужины от другой серьги; изумрудный крест Государыни Императрицы, осыпанный бриллиантами; большой бриллиант прекрасных свойств и большой стоимости, входивший в состав другого большого украшения Государыни Императрицы; малые круглые жемчужины от ниток жемчуга; осколки рубинов, аметиста и сапфира, причём последние весьма напоминают формой и цветом камень в перстне Государя; б) части одежды, обуви и принадлежности одежды и обуви: кусочки шинели, весьма напоминающие своим цветом и добротностью шинель Алексея Николаевича; много кусков обгорелой обуви, причём в этих кусках обнаружено много винтиков, признающихся экспертами за принадлежность дорогой обуви благодаря их качеству; пуговицы, петли, кнопки, крючки, причём некоторые из пуговиц индивидуальны: принадлежат к верхнему костюму Государыни Императрицы; кнопки — прекрасной французской работы; крючки и петли — типичные предметы, ставившиеся на их костюмы портным Бризак; металлические части уничтоженных огнем корсетов: передние планшетки числом шесть; кости, пряжки и крючки от подвязок, шелк от корсетов; причём следствием установлено, что Государыня Императрица, носившая обыкновенно корсет, требовала этого неукоснительно и от Княжон, считая отсутствие его распущенностью; носила корсет и девушка Демидова; пряжки от корсетов (от подвязок) типичны по своим свойствам, они хорошей работы; пряжка от пояса Государя Императора; пряжка от пояса Алексея Николаевича, весьма индивидуальная; три пряжки от туфель, из коих одна — от туфель Государыни Императрицы, а две парные — от туфель одной из Великих Княжон; в) предметы и части их, принадлежавшие Августейшей Семье: портретная рамочка, дорожная, складная, в которой хранился у Государя Императора портрет Государыни; три образочка: Спасителя, Николая Чудотворца и Святых Мучеников Гурия, Авива и Самона, причём самые лики почти уничтожены кощунственными действиями, а на одном из образков сохранилась и подушечка с колечком для ношения его на груди; серебряная рамочка от образочка работы петроградского мастера; остатки рамочки другого образка; Уланский юбилейный значок Её Величества; маленький флакончик с английскими солями; типичный флакон зелёного стекла с Царской короной в разбитом на части виде; множество стекол от других флакончиков с солями, от рамочек и украшений, имевших стекла; прекрасно сохранившийся, несмотря на большой период времени, благодаря низкой температуре в шахте, труп собачки Анастасии Николаевны Джеми, любимой собачки Государыни, подаренной Анастасии Николаевне в 1915—1916 годах одним из офицеров; эта собачка — очень маленькая, ниппонской породы; её Анастасия Николаевна обычно носила на руках.

Кроме того, в кострищах и около них найдены: револьверные пули системы „наган “, оболочки от пуль и множество расплавленного в огне свинца. Наконец, найден человеческий палец и два кусочка человеческой кожи. Научная экспертиза признала, что палец этот отрезан от руки и принадлежит женщине средних лет, имевшей тонкие, длинные, красивые пальцы, знакомые с маникюром. Перед самым оставлением г. Екатеринбурга в сем году, прервавшим, к сожалению, дальнейшие розыски, найдено много рубленых и, возможно, пиленых костей, природу коих надлежит определить в ближайшем будущем в условиях существующей возможности. Все кости подверглись разрушительному действию огня, но, возможно, и кислот. Нахождение на руднике драгоценностей, частей их и пуль представляется следственной власти ясным»

 Вот на это место, так трагически связанное с событиями столетней давности, мы и направились.

 Православные шли достаточно быстрым темпом и с распевом, попеременно, то мужскими, то женскими голосами «Господи, Иисусе Христе, Сыне Божий, помилуй нас!» Получалось что молитва эта и задавала темп движения всей процессии, прямо как в армейском строю. Процессия сначала шла, занимая всю проезжую часть в шесть полос, потом поток слился в две и люди уже шли по тротуарам и обочинам. Одинокие запоздалые прохожие и ранние владельцы собак с интересом наблюдали за Ходом и снимали на телефон эту махину. Кое-где, на балконах домов, люди стояли целыми семьями, несмотря на столь ранний предрассветный час. Брат Антон, наш внештатный фотограф и любитель неожиданных ракурсов, уже потом поделился с нами фото пары подростков, которых людская масса застала на остановке трамвая. То ли испуганный, то ли отрешенный вид паренька и девушки на фоне множества ходоков вызывал лишь улыбку. Они явно не ожидали, что их романтическую встречу прервут, да еще так. Простите нас, детки

    О количестве людей может говорить тот факт, что, когда мы, свернув с основной магистрали вышли на эстакаду, у меня, да как выяснилось и не только, появилось ощущение нешуточного головокружения. Оказалось, что под ногами идущих по мосту паломников, мост вошел в амплитудное колебание, причём в двух плоскостях. Ощущение было такое, что шагай мы более организованно «в ногу», он и рухнуть бы мог. Но все обошлось несколькими минутами не совсем приятных ощущений.

  Вот уже и дорога сузилась, мы покидали пределы города. Начались деревни и дачные поселки. А вот уже и лесной массив и, судя по времени, идти осталось недолго - час-полтора. Колона стала уже и значительно растянулась. Но люди все шли, молились и пели: Господи Иисусе Христе, помилуй нас!

Ганина Яма открылась перед нами неожиданно. Монастырь святых Царственных Страстотерпцев в урочище Ганина яма – один из самых молодых в России. Он создан на месте острейших драматических событий, где была поставлена последняя точка в земной жизни членов последней Царской семьи. Именно сюда в июле 1918 г. были привезены для уничтожения из Ипатьевского дома Екатеринбурга тела членов Царской семьи, а также их верных слуг.

В 1991 г. по благословению архиепископа Свердловского и Курганского Мелхиседека на Ганиной яме был установлен первый Поклонный крест. 17 июля 1992 г. на место уничтожения останков Царской семьи прибыл первый архиерейский крестный ход. Так зарождались современные Царские дни – дни памяти Царственных Страстотерпцев.

   Традиция крестного хода зародились еще тогда, но начинался он всего с нескольких десятков участников. Сейчас же огромная площадь перед монастырем, построенным на этом месте, была заполнена уставшими от долгого пешего перехода людьми, пришедшими ранее, а поток не прекращался, ему все не было конца. По итогам, путь наш протяженностью около двадцати двух километров, занял четыре часа. Не самые простые, скажу вам, километры. Но ничего страшного, слава Богу, мы дошли! Когда, уже встретившись с Антоном и Алексеем уставшие, но довольные, возвращались назад, то нам навстречу все еще шли отставшие от колонны люди. Божьей вам помощи, братья и сестры, в пути. 

  Посмотрев с братьями на количество паломников, желающих уехать на автобусах прямо от монастыря до железнодорожной станции «Шувакшиш» и немного потолкавшись на остановке, мы поняли, что количество народу и количество предоставленного транспорта слишком несопоставимы. Пойдем пешочком, тут кстати всего три километра. А там уж как Богородица управит.   Все закончилось хорошо и через некоторое время, мы уставшие, но довольные, вернулись в Екатеринбург.

  На утро, мы снова в аэропорту Кольцово. Уже на регистрации, среди пассажиров, Антон узнал своего московского знакомого. Сюда, на мероприятия, приехало много известных людей из православного мира. Как оказалось, этим знакомым был Большаков Владимир Ильич. Член Союза писателей, доктор философских наук и профессор, он является автором замечательной исторической книги о судьбе русской цивилизации- "Преступление и покаяние». Пока не довелось прочесть ее полностью, но даже бегло пролистав, автор презентовал один экземпляр нашей храмовой читальне, я открыл для себя замечательное историческое издание с уникальными иллюстрациями и текстами. Очень бы хотелось прочитать ее полностью, но говорят ее нет в свободной продаже. Жаль, на многие вопросы, сегодняшнего поколения, ответ кроется именно в нашей истории. И вы знаете, в самом названии этой книги, я увидел для себя всю суть происходящего с Русью.

   Антону достались места рядом с Владимиром Ильичем. Они всю дорогу о чем-то оживленно беседовали, я же, смотрел в иллюминатор и размышлял о нашей поездке, о Царской семье, этапах нашего исторического пути -это череда повторяющихся событий- преступлений и покаяний.

    Вот такое у нас получилось путешествие на Екатеринбургскую землю в дни 100-летнего юбилея расстрела Царской семьи. Очерк мной не задумывался, но по благословению настоятеля нашего храма Иверской Иконы Божьей Матери, что на Мичуринском проспекте в Москве, протоиерея Валерия Баранова, я все же решился. Прошу не судить мои литературные способности строго.   Все выводы и измышления, изложенные мною в этой истории, являются моим личным мнением, и я никоим образом не хотел никого обидеть и не дай Бог оскорбить.

Владислав Кузьмичев

Простите меня, Братья и Сестры.

Лето  2018 года


Категория: Новости и события