ХРАМ

ИВЕРСКОЙ ИКОНЫ БОЖИЕЙ МАТЕРИ

В ОЧАКОВО-МАТВЕЕВСКОМ Г. МОСКВЫ

ПОДВОРЬЕ ПАТРИАРХА МОСКОВСКОГО И ВСЕЯ РУСИ

Поиск

Адрес: Мичуринский проспект, 68
+7 (925) 445-40-03
Давным-давно была война...
Опубликовано: 02.04.2016

Говорят, что времена не выбирают… Как не выбирают родителей, Родину… В любые времена человек рождается и живёт, чтобы быть счастливым. Он стремится к счастью, ищет его, борется за своё или чужое счастье и умирает с верой в то, что «если не мы, то хоть дети наши,  должны быть счастливыми!»

С этой верой жили и умирали наши деды и прадеды в годы Первой мировой и Великой Отечественной войн, в годы сталинских и хрущёвских репрессий, в годы политического застоя при Брежневе, в горбачёвскую Перестройку и при крушении Советского Союза…

И мы, нынешние родители, не знавшие военных испытаний, голода, холода, нищеты, мечтаем о счастье для потомков. Но чем «сытнее» и спокойнее жизнь, чем «круче» гаджеты в руках наших детей, тем чаще приходится содрогаться от ужаса при чтении сообщений в интернете о том, что они добровольно «в знак протеста»  уходят из жизни, не выдерживая виртуального противостояния с реальной жизнью…

Выходит, военная история нашего народа не закончилась. Война против нас и нашего будущего продолжается, но ведётся уже в другом измерении – поле битвы – сердца людей. Если победить русских силой оружия не удавалось до сих пор никому,  значит, нужно поменять оружие: надо убить у народа память…

Я внучка фронтовиков. Дедушка – командир миномётной роты, бабушка – хирургическая медсестра эвакогоспиталя 1-го Украинского фронта, оба начали войну в 1943 году по окончании училищ: инженерно-артиллерийского и медицинского. Дед даже приписал себе один год перед поступлением в училище, чтобы успеть на фронт, пока война не закончилась…

Бабушка, двадцатилетняя акушерка, на фронт не рвалась, боялась: двое старших братьев воевали с самого начала войны, имели ранения. Но с получением диплома получила и повестку в военкомат. Потом был  санитарный поезд, эвакуационный госпиталь. С благословением  родителей и маленьким образком Богородицы на шее прошла со своим госпиталем до конца войны, перевязывая, промывая раны, утешая и помогая выздоравливать солдатам, офицерам, мирным людям, которых тоже не щадила война…

Они встретились и познакомились в госпитале, в 1944 году, выздоровевший дед вернулся в свою часть, а после демобилизации и возвращения медиков домой, нашёл бабушку в Ташкенте и женился на ней. Сам он был демобилизован в 1953 году, послужил ещё в Армении, где родилась моя мама, и в Севастополе, где появился на свет мой дядя, затем семья вернулась к родителям бабушки в Ташкент.

О военном пути деда мне известно немного, в основном из наградных документов (когда он умер, мне было лет 10, мы с мамой жили в г.Фрунзе Киргизской ССР).

Дед, Шурыгин Михаил Григорьевич, кавалер ордена Отечественной войны Iи II степени, ордена Красной звезды, награждён медалью «За отвагу». Благодарна ему за то, что через маму передал он мне свою огромную любовь к книгам и чтению: в книгах из его библиотеки сохранились заметки карандашом на полях, которые оставил мой дед, считавший, что плохих книг не бывает. А я, учитель словесности, переезжая в Россию из Узбекистана, большинство купленных дедом книг эпохи соцреализма сдала в макулатуру…

Бабушка, Шурыгина Мария  Алексеевна, - добрый Ангел-хранитель нашей семьи. Закончив войну в Чехословакии, она всю жизнь проработала старшей медсестрой в медсанчасти завода «Ташкент-кабель», а когда в 70 лет её торжественно «проводили» оттуда на пенсию, устроилась патронажной сестрой в поликлинику и ходила по участку, преодолевая боль в суставах ног. Когда ходить стало невыносимо, уволилась и прожила без работы меньше года, двух дней не дождавшись рождения правнука, моего старшего сына Антона…

В 1991 году меня ненадолго занесло на Украину, перевелась из Ташкентского в Киевский  пединститут, и бабушка приехала меня там навестить. Я жила в пригороде, в Дарнице, как раз там, где на железнодорожной узловой станции немцы страшно бомбили их санитарный поезд. Мы с бабушкой  пошли на станцию, чтобы вернуться вместе на 47 лет назад.

Уютное новое здание вокзала, довольно чистая привокзальная площадь, клумба с цветами, трамвайные пути, люди, спешащие с работы домой…

- Ничего не узнать… Здесь был лес и множество составов на путях: с техникой, с войсками - и наш, с красными крестами. Мы ждали переформирования, оставляли тяжёлых раненых в стационарном госпитале, принимали новых, грузили продукты, медикаменты. Суета, толкотня. Стояли несколько суток. И вот повадился летать на станцию немец и бомбил именно наш санитарный поезд, выцеливал красные кресты. В первый раз обезумевшие от страха девочки-медсёстры и санитарки побросали раненых и рванули в лес. Одна сестричка побежала по вагонам в конец состава, и снаряд угодил именно в последний вагон, ей оторвало ноги… Когда мы вернулись в поезд, командир и комиссар собрали всех и объявили приказ: за самовольную отлучку из поезда – трибунал. Во время следующих налётов вагоны с ранеными и персоналом закрывались снаружи… Спасала Богородица.

Бабушка очень мало рассказывала о войне, но любила смотреть военные фильмы Леонида Быкова: «В бой идут одни старики», «Аты-баты шли солдаты» и «Офицеров» и говорила, что было очень страшно. А вот по её фотографиям с фронта этого ни за что не заметить: счастливая молодая красавица весело улыбается, прижимая к себе пупса, похожего на ребёнка…Сфотографировались с в Германии с прекрасной куклой, похожей на младенца, и отправили фотографии по домам, написав на обратной стороне: «это мой ребёнок». Прадед с прабабушкой не знали, что и сказать, глядя на фото, пока отец (бабушкин) не надел очки и , подойдя к окну, не разглядел куклу… Сначала рассердились, потом часто вспоминали и смеялись.

 Когда моей бабушки не стало, я преждевременно родила и не была на похоронах. Пришедших проститься с ней людей принимали и провожали с утра до позднего вечера, хоронил бабушку весь завод. А в ночь накануне похорон мне сделали кесарево сечение и «перебрали» наркоз. Перед выходом из него я видела идущую мне навстречу улыбающуюся бабушку с букетом сирени в том возрасте, когда она вернулась с фронта, в компании таких же, как она, молодых, смеющихся девушек. Не берусь гадать, что именно я видела, но бабушка была живой, молодой и счастливой и шла с цветами навстречу мне…

Для себя и для своих детей рецепт счастья я переняла у бабушки: в жизни нужно быть со своим народом, разделяя его горе и радость, служа ему и любя его всем сердцем. Любить не себя, а других, жить для людей и отдавать жизнь «за други своя» – это и есть настоящее счастье на все времена, какими бы трудными или, наоборот, безбедными они не были.

 Да сохранят в своих сердцах наши дети и внуки «любовь к родному пепелищу, любовь к отеческим гробам» !

Вечная память героям в род и род!


Категория: Иверская бессмертна рота